Издана моя книга об Александре Ивановиче Сулакадзеве

Image Hosted by PiXS.ru В уральском издательстве "Кабинетный учёный" вышла моя книга о библиофиле Александре Сулакадзеве. Пока её можно заказать на сайте издательства, к началу октября она должна дойти до столичных и не столичных книжных магазинов, каких - можно посмотреть на сайте издателя. Первый тираж невелик, когда и если он будет успешно реализован, издатель сделает допечатку. Посмотрим.

Выходные данные книги: Рыбалка, А. XIII класса Сулакадзев : источниковедческое историческое исследование / А. Рыбалка — Москва ; Екатеринбург : Кабинетный ученый, 2018. — 452 с., ил. ISBN 978-5-7584-0238-2

Collapse )

Мои очерки о всякой всячине

Image Hosted by PiXS.ru В уральском издательстве "Кабинетный учёный" вышла вторая моя книга "В поисках варягов: гипотезы, интерпретации, фикции". Пока её можно заказать на сайте издательства и в Фаланстере, через некоторое время она должна дойти до иных столичных и не столичных книжных магазинов, каких - можно посмотреть на сайте издателя. Будет ли её судьба более благоприятна, чем судьба книги о Сулакадзеве, небольшой тираж которой и по сей день не распродан? Посмотрим, издатель оптимистичен, за что я ему безмерно благодарен, как и всем его сотрудникам, подготовившим книгу к изданию.

Выходные данные книги: Рыбалка, А. В поисках варягов : Гипотезы, интерпретации, фикции. / А. Рыбалка. — Москва ; Екатеринбург : Кабинетный ученый, 2020. — 432 с. ISBN 978-5-7584-0444-7

Collapse )

Подгузник великого поэта

Image Hosted by PiXS.ru В четвертом номере журнала "Историческая экспертиза" за прошлый год наконец-то напечатана статья про подгузник, коим Антонин Аркадьевич облекал чресла Александра Сергеевича)

Рыбалка А.А. Антонин Раменский: подгузник великого поэта // Историческая экспертиза. Журнал рецензий. № 4 (25). 2020. Стр. 254-265.

В статье излагаются подробности одной из поздних мистификаций Антонина Раменского (1913–1985), автора масштабной мистификации «учительская династия Раменских» — презентации коллекции мемориальных предметов из личного архива семьи Раменских, связанных с памятью А. С. Пушкина. Автор показывает судьбу представленных мистификатором артефактов в момент совершения акта дарения и последующее их бытование в фондах музея Пушкина, неожиданно сохраняющее актуальность, несмотря на очевидность мистификации. DOI 10.31754/2409-6105-2020-4-254-265

Две пары валяных сапог

Image Hosted by PiXS.ru Рассказывая Маковееву о своей семье на старте проекта, Антонин Аркадьевич сообщал, что среди множества детей его деда, сельского учителя Николая Пахомовича, шестероо - "один сын и пять дочерей" - прожили долгую жизнь и неизменно работали учителями. Между тем, долгую жизнь прожили два сына и четыре дочери учителя Раменского и оказывалось, что начинающий мистификатор не упоминал младшего брата отца, дядю своего, Сергея Николаевича.

Поскольку на тот момент А.А. и тётушек своих подробно не описывал, можно было подумать, что Маковеев, что-то недопонял или А.А. оговорился, но, нет, и в дальнейшем Сергей Раменский оставался, вплоть до 2-й половины 70-х гг., фигурой умолчания.

В подробных публикациях о семье Раменских середины 60-х гг., помимо сестёр-учительниц и их семей, несколько раз упоминались братья-старшеклассники из Пятигорска, "мечтающие стать учителями", но то, что это внуки Сергея Раменского, сыновья его старшего сына Виталия, не акцентировалось. На празднование 200-летия "учительской династии Раменских" в Мологино, не был приглашён никто из детей дяди Сергея, хотя его дочери продолжали жить неподалёку, в Берново. Лишь старшую сестру его жены, под именем "учительницы Петуховой", А.А. постарался вовлечь в проект.

Были ли случайны эти умолчания? Оказалось, что, нет, не случайны - в разгар войны Сергей Раменский был осуждён по печально известной 58-й статье за сотрудничество с оккупантами, что, конечно, резко диссонировало с патетическим образом семьи, который тщательно конструировал его племянник. Заинтересовавшись этой историей, я разыскал следственное дело С.Н. Раменского и далее излагаю его для интересующихся как Раменскими, так и нюансами судебного преследования коллаборантов в начальный период Отечественной войны ...

Во второй половине декабря 1941 г. войска Красной армии, в ходе Калининской наступательной операции, освободили южные районы Калининской области (КО), два месяца находившиеся в оккупации ...

Лев Кавказа на раменье

Image Hosted by PiXS.ru

После восстания декабристов Алексей Петрович был отправлен на Кавказ
// «Письма Ермоловых из Ржева в Мологино за 1918 и 1920»



Среди бумаг Антонина Раменского в Ржевском архиве находится любопытная фотография, которую я здесь привожу. На фото изображен бородатый Денис Давыдов в своей партизанской ипостаси, а в углу имеется дарственная надпись кого-то из Давыдовых А.А. Раменскому от сентября 1968 г. Фотография сделана с опубликованной гравюры П.Ф. Бореля от 1869 г., а сама эта гравюра выполнена по портрету, написанному в 1820-е гг. В.П. Лангером, ныне хранящемуся в ГИМ. Трудно понять, зачем бы потомку Давыдовых потребовалось подписывать фотографию, сделанную, фактически, с книжной иллюстрации, если, конечно, надпись аутентична, но интереса добавляет короткая запись на обратной стороне фото, где после не вполне ясного сокращенного слова “В..р.” написана фамилия Сеславина – другого известного партизана 1812 г.

Контекст размещения фотографии не дает ответа, поскольку фото вложено в папку с «воспоминаниями» А.Н. Раменского о «болгарских корнях» семьи. Ответ, впрочем, обнаруживается в т.н. «Письмах Ермоловых из Ржева в Мологино», якобы написанных внучками знаменитого генерала А.П. Ермолова деду Антонина, Н.П. Раменскому, в 1918 и 1920 гг. Среди прочего, в первом из писем имеется следующий текст: «сегодня <18 января 1918> мы с сестрой, сидя в нетопленой комнате под портретом нашего деда Александра Петровича Ермолова, пьем чай из моркови с Вашим душистым медом и вспоминаем его рассказ, как он после 1812 года вместе с Александром Сеславиным и Денисом Давыдовым побывал у Вас в Мологине и Ваши деды угощали их таким медовым напитком, который он помнил до самой старости», из которого становится ясно, что за сюжет пытается эксплуатировать здесь А.А.

В Ржеве, со ссылкой на рассказ известного местного краеведа Н.М. Вишнякова ...

Антонин Раменский ищет свои "болгарские корни"

Image Hosted by PiXS.ru

… рассказывал своим друзьям и даже показывал примерный размер рыбы (немного прибавив), которую ты ловил пятьдесят лет назад.
Антонин Раменский. Голубая Русь (рукопись)



На свои болгарские корни и связи семьи Раменских с Болгарией, А.А. намекал с самого начала своего проекта, хотя первые публикации М.С. Маковеева и А.Г. Никитина этих намеков не воспроизводят. Однако уже с Н.А. Дилигенской и Т.Г. Цявловской Раменский поделился «семейными преданиями» о своем болгарском происхождении.

Цявловская писала по этому поводу в своей известной работе: «А. А. Раменский … не раз записывал рассказы деда с его слов. Он разыскал свои старые записные книжки с этими записями (мы видели их) и любезно предоставил нам копии воспоминаний Н. П. Раменского. {Воспоминания бывшего учителя с. Мологина Ржевского района Калининской области Н. П. Раменского. Записаны в 1930, 1934 и 1935 гг. внуком его А. А. Раменским. Мы пользуемся первой и третьей редакциями.}

«Село Мологино — древнее, торговое, дороги на Новгород, Ржев, Торжок, Москву. Раменские здесь живут без малого лет двести. По преданиям и книгам старинным, первым учителем был Алексий. Как говорят, из болгар». «Первоначально фамилия Раменских была Рамяновы». Если понимать цитированный текст буквально, можно предположить, что Раменский, на тот момент, готов был записать в болгары ближайших предков мифического Алексея Даниловича, если не его самого.
Collapse )

Мальчик с берегов Имоложья: опыт краткой биографии

Image Hosted by PiXS.ru Антонин Аркадьевич родился и вырос в замечательном своими природными красотами и древностью своих селений речном и озерном русском краю у истока Мсты, который он поэтически называл в своих записках Голубой Русью …

«Я родился в Голубой Руси. Это не сказка и не выдумка. Издревле моя Родина называлась Голубой Русью. Она начиналась от предгорий Валдайской возвышенности до Карельского перешейка. Это край бесконечных озер, льна, лесов. Когда в ясный солнечный день ты посмотришь вокруг, ты увидишь голубизну озер, которые покрывают весь северо-западный край моей Родины. Когда цветет лен, основная культура этих мест, то голубые головки цветущего льна покрывают всю старинную землю, которую облюбовали, за которую бились в смертном бою наши предки с немецкими и ливонскими рыцарями, бились с полчищами монголо-татарских завоевателей» .

В ответ на запрос сведений о рождении Раменского, Тверской архив сообщил мне, что «В архивном фонде Тверской духовной консистории в метрической книге Владимирской церкви села Березки Вышневолоцкого уезда Тверской губернии за 1913 год имеется запись № 07 о рождении 07 апреля у учителя Двухклассного Министерского Березинского училища Аркадия Николаева Раменского и его законной жены Анны Николаевой, оба православного исповедания, сына Антонина (так в документе).
Collapse )

Антонин Раменский и черный обелиск

Image Hosted by PiXS.ru

На фронте приходится довольно тяжело:
под открытым небом, отдаваясь воле
дождей и ветров и слабо прикрывшись
от снарядов и пуль.
Грацинский


Кажется в начале 70-х гг., в доме Антонина Аркадьевича появился новый поклонник – пожилой, если не сказать престарелый, инженер Сергей Михайлович Дмитриевский. Пенсионер, искавший осмысленности нового своего существования, вне ежедневной занятости обычными профессиональными обязанностями. Дмитриевского к Раменскому привлекли два обстоятельства – увлеченность проблемными сторонами творчества и жизни Пушкина и родство А.А. с пермским директором народных училищ, ибо С.М. был младшим сыном директора Пермского Алексеевского реального училища М.М. Дмитриевского и внуком первого директора Пермской классической гимназии И.Ф. Грацинского. Если Грацинский, сорок лет стоявший во главе гимназии, умер за три года до приезда А.П. Раменского в Пермь, то Дмитриевский возглавлял реальное училище до 1907 г. и достаточно регулярно общался с Раменским по разным делам организации образования в Прикамье. «И выходит, что этой дружбе около века: теперь ее продолжают потомки» – писал по этому поводу А.Г. Никитин, встретив Дмитриевского в квартире А.А.

А.А. про семейство Дмитриевских, похоже, ничего особо не знал, С.М. же вдохновленный работами Никитина, отнесся к рассказам А.А. с полным доверием и стал лет на десять его верным поклонником и посредником в отношениях с лицами и организациями, к коим Раменский имел интерес.
Collapse )

Антонин Раменский: судьба старой медали

Image Hosted by PiXS.ru Во втором номере журнала "Историческая экспертиза" за текущий год вышла очередная статья о проекте Антонина Раменского, ранее уже размещённая на сайте журнала.

Рыбалка А.А. Антонин Раменский: судьба старой медали // Историческая экспертиза. Журнал рецензий. № 2 (23). 2020. Стр. 227-238.

В статье излагаются подробности одной из поздних мистификаций Антонина Раменского (1913–1985), автора масштабной мистификации «учительская династия Раменских» — презентации памятного жетона в честь Карла Маркса и псевдовоспоминаний из личного архива семьи Раменских, связанных с памятью о В. И. Ленине. Автор показывает финальное развитие мистификаторого сюжета «Ульяновы и Раменские», представляющее собой попытку поддержать у публики угасающий интерес к его проекту. DOI 10.31754/2409-6105-2020-2-227-238

«Бонди говорит, что это Пушкин!»

Image Hosted by PiXS.ru

« … решающую роль в изучении автографа сыграли пушкинисты, и в первую очередь Татьяна Григорьевна Цявловская — один из лучших знатоков рукописного наследия Пушкина. Она подтвердила, что записи и рисунки сделаны поэтом. Признак руку Пушкина и выдающийся пушкиновед Сергей Михайлович Бонди»


Пресловутые томики «Ивангое» с «автографами Пушкина», прославившие Антонина Аркадьевича и, в конечном счете, поставившие под вопрос репутацию некоторых известных пушкинистов, текстуально наиболее обеспеченная мистификация Раменского. Этому способствовала как интенсивная публикация и републикация сообщений о находке, так и последовавшая много лет спустя основательная критика, прежде всего, со стороны Т.И. Краснобородько . После ее работы кажется странным, что убеленные сединами и опытом специалисты так легко повелись на манипуляции нашего героя. Попробуем разобраться в тексте и контексте.

Сообщение о находке «новых автографов Пушкина» впервые было сделано Н.А. Дилигенской в декабре 1962 г., пушкинисты получили возможность с ними ознакомиться за несколько месяцев до этого, после того, как были произведены фотографирование, расчистка и реставрация листов с автографами в Институте марксизма-ленинизма (ИМЛ) сотрудниками фотолаборатории и лаборатории реставрации М. Я. Лебедевой и Н. Ф. Анисимовой. Ясно, что находка была представлена не просто от имени «ветерана и инвалида», а от представителя двухсотлетней учительской династии Раменских, только что подарившего партийному съезду первую программу партии с автографами В.И. Ленина. В России да и не только в России человек с регалиями всегда производит большее впечатление, чем человек без таковых. Кроме того, находку представила Дилигенская, состоявшая (судя по письмам) в личных доверительных отношениях с Т.Г. Цявловской.
Collapse )