Издана моя книга об Александре Ивановиче Сулакадзеве

Image Hosted by PiXS.ru В уральском издательстве "Кабинетный учёный" вышла моя книга о библиофиле Александре Сулакадзеве. Пока её можно заказать на сайте издательства, к началу октября она должна дойти до столичных и не столичных книжных магазинов, каких - можно посмотреть на сайте издателя. Первый тираж невелик, когда и если он будет успешно реализован, издатель сделает допечатку. Посмотрим.

Выходные данные книги: Рыбалка, А. XIII класса Сулакадзев : источниковедческое историческое исследование / А. Рыбалка — Москва ; Екатеринбург : Кабинетный ученый, 2018. — 452 с., ил. ISBN 978-5-7584-0238-2

Collapse )

История болезни: синдром Кота Базилио

Раменский Передо мной документ – свидетельство о болезни № 947 от 20 октября 1942 года, выданное комиссией Московского коммунистического военного госпиталя № 393 под председательством бригадврача Филиппова.

Освидетельсвован Раменский Антонин Аркадьевич, политрук, служащий в штабе Московского округа, 1913 г.р., в РККА с 1942 г. Живёт в Москве, член ВКП(б).

Субъективные жалобы: Очень плохое зрение на правом глазу <> Ухудшение зрения на левом глазу с 1940 г.

Объективные признаки болезни: Правильного телосложения <> кожные покровы нормальной окраски. легкие – везде везикулярное дыхание. Граница сердца в норме, тоны чистые. Брюшные органы в норме.

Collapse )

Личину его эфиопскую ...

Anatoliy Глядя на гимназическую фотографию Анатолия Раменского, предки которого происходили из духовенства Оренбургской укреплённой линии, невольно задумываешься о том, что А.С. Пушкин путешествовал по линии осенью 1833 г. и 18 сентября проезжал Тоцкую станицу, где жила в то время семья деда Анатолия )

На своих родителей Анатолий не похож совершенно, с моей точки зрения, и, замечу, он родился на восьмом году их брака. Однако из переписки матери его, Александры Григорьевны, с Клавдией Фармаковской несомненно следует, что ребёнок её родной - она выкармливала его грудью и, судя по письму, дольше, чем обычно было принято. Мальчик рос активным и довольно нервным, долго не ходил, хотя рано начал говорить. На лето Раменские обычно выезжали за город – или на дачу под Оренбургом, или в посад Мелекесс где жила мать Александры и семья ее брата Владимира, посадского врача. В одно лето на даче случилась трагическая история, серьезно повлиявшая на дальнейшую жизнь Раменских – Александра и ее мать, Ольга Васильевна, едва не погибли от удара молнией. Обе женщины на месяц лишились ног и в дальнейшем Александра Гавриловна постоянно страдала от проблем с опорно-двигательным аппаратом, периодически лишавших ее возможности вести полноценную жизнь. Все попытки лечения были безуспешны. Толя, находившийся рядом с матерью и бабушкой, не пострадал, но испытал тяжелое нервное потрясение, также серьезно расстроившее его здоровье. Вероятно, это событие повлияло на репродуктивные способности Александры – в семье больше не было детей. Позднее, уже в Перми, Раменские взяли в дом воспитанницу-сироту – Лидию Владимировну Алексееву.

Волга-Кама: жандарм Пахомыч (окончание)

74590317_large_zori_Parizha_Katrin

В ноябре 1889 г. умер директор народных училищ Пермской губернии известный ученый В.П. Шишонко и в январе 1890 г. коллежского советника Раменского назначили на его место. 2-го марта того же года А.П. прибыл в Пермь. Между тем, за полгода до этого он озаботился устройством будущего своего шурина Сергея, закончившего обучение. Оставшись один в Симбирске, после отъезда Раменских, Сергей, после перевода в пятый класс, перешел в Самарскую ДС, ближе к проживавшей в Ставропольском уезде матери. В 1885 г. окончил Самарскую духовную семинарию казеннокоштным студентом и поступил в Казанскую духовную академию, которую и окончил через четыре года кандидатом, после чего был направлен в самарскую епархию. Полагаю, что А.П. с помощью ректора Федора Дмитровского сумел добиться решения Синода о направлении шурина преподавателем латыни в Оренбургскую семинарию. Решение состоялось в сентябре и Сергей отправился в Оренбург, где, волею обстоятельств, застал сестру и зятя пакующими вещи к отъезду.
Collapse )

Волга-Кама: жандарм Пахомыч

74590317_large_zori_Parizha_Katrin

Кандидат богословия Алексей Пахомович Раменский прошел курс С-Петербургской ДА казеннокоштным студентом и должен был шесть лет отслужить по духовному ведомству, прежде, чем получить возможность самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Служить ему выпало в Симбирске, городе, достаточно удаленным от мест обитания его семьи, что, впрочем, было обыденным – костромич А.В. Годнев, о котором я писал ранее, равно получил назначение в Симбирск за пару лет до Раменского. А.П. провел в Симбирске почти девять лет – с осени 1873 до весны 1882 г., все это время постоянным и основным местом службы его была местная ДС, где он преподавал, в частности, греческий и немецкий языки и т.п. предметы.
Collapse )

Novogardia: "Русский замок" в Сирии

Image Hosted by PiXS.ru Во третьем номере журнала Novogardia вышла моя статья о "русских крестоносцах" и их замках).

Рыбалка А.А. "Русский замок" в Сирии // Novogardia. Международный журнал по истории и исторической географии Средневековой Руси. № 3 (19). 2019. Стр. 25-35.

Автор статьи разбирает разбирает довольно широко бытующее свидетельство об участии русских воинов в Первом крестовом походе и обосновывает его фиктивный характер. Рассматривается как история возникновения этого свидетельства в работах советских исследователей, так и актуальное состояние вопроса о «русских» топонимах в Сирии, остававшееся вне внимания упомянутых исследователей. DOI https://doi.org/10.25797/NG.2019.3.3.002

Песня о Соколе: смерть Годнева

Image Hosted by PiXS.ru

Несмотря на годы и болезни, Раменский ещё продолжал принимать участие в общественной жизни. Так, в это время он преподавал на Симбирских пехотно-командных курсах Красной Армии. Весной 1920 года Алексей Пахомович выступил на проводах красных командиров, уезжавших на польский фронт. Он прочел перед молодыми командирами горьковскую «Песню о Соколе».
// А.Г. Никитин. Директор народных училищ А.П. Раменский. С. 72.



Документ, о котором пойдёт речь, был введён в оборот проекта Раменского ещё на его старте. Но введён ограниченно – указанием на факт его существования и цитатой, характеризующей занятия и литературные вкусы А.П. Раменского в последние годы его жизни. Речь о рукописи ульяновского архива, первый лист которой имеет следующий заголовок: «Воспоминания об А.В. Годневе Алексея Пахомовича Роменского. Сообщено А.В. Жиркевичу 20 октября 1920 г.» (ГАУО. Ф.842. Оп.1. Д.6. Л.1-14)

Из перечисленных в заголовке персон, самым узнаваемым ныне является, конечно, Александр Жиркевич (1857-1927), известный в то время литератор и коллекционер, связанный приятельскими отношениями и перепиской со множеством современных ему деятелей русской культуры. Его ужасным почерком, отягощённым выцветшими местами зеленоватыми чернилами, и написан весь текст, сплошная вычитка которого мучительно трудна. Записи посвящены Алексею Васильевичу Годневу (1850-1920), симбирскому математику и педагогу, почти четверть века возглавлявшему Мариинскую женскую гимназию, в коей он всего прослужил сорок лет. Замечу, что, на самом деле, записи повествуют почти исключительно об обстоятельствах его смерти и рефлексии Жиркевича по этому поводу.
Collapse )

Последние годы Н. В. Савельева-Ростиславича

Image Hosted by PiXS.ru Во новом номере журнала "Славянский альманах" вышла моя статья о мифостроении публициста известного толка Николая Савельева-Ростиславича.

Рыбалка А.А. Последние годы Н. В. Савельева-Ростиславича // Славянский альманах 2019. Вып. 1–2. М.: Индрик, 2019. Стр. 116-140.

Николай Васильевич Савельев-Ростиславич (1815 –1854) – известный в 40-е гг. 40-е гг. XIX в. и весьма плодовитый русский публицист, поклонник, единомышленник и последователь всеславянских идей Юрий Венелина и Федора Морошкина, доведший в своих работах эти идеи до совершенного гротеска. Но не этой, основной, теме занятий публициста посвящена статья, а забытому ныне родословному проекту Савельева-Ростиславича, мнившего себя потомком патриарха Иоакима и предпринявшего некоторые усилия для презентации этого мнения в печати от чужого имени. Несмотря на явную фантастичность и отсутствие свидетельств-первоисточников, проект этот оказал известное влияние на русскую и болгарскую историографию, сказывающееся по сей день. Иных исследователей соблазняет возможность порассуждать о «втором Тырновском восстании» против османской власти в 1686 году под руководством боярина Ростислава Стратимировича, претендента на княжеский престол Болгарии, хотя другие описывают версию о происхождении Савельева от болгарских царей как «курьезный факт». В статье приводятся малоизвестные сведения о последних годах Савельева, сохранившиеся в работе болгарского слависта Ивана Шишманова, собранные им во время Гражданской войны в Одессе, и, отчасти, объясняющие причины, по которым Савельев столь рано и внезапно прекратил свою довольно активную публицистическую деятельность.

Антонин Раменский: Ленинский след

Image Hosted by PiXS.ru Во втором номере журнала "Историческая экспертиза" вышла следующая статья о проекте Антонина Раменского, ранее уже размещённая на сайте журнала.

Рыбалка А.А. Антонин Раменский: Ленинский след // Историческая экспертиза. Журнал рецензий. № 2 (19). 2019. Стр. 158-171.

В статье излагаются подробности первой и одной из наибо-лее резонансных мистификаций антонина раменского (1913–1985), авто-ра масштабной мистификации «учительская династия раменских» — пре-зентации документов из личного архива семьи раменских с автографами и записями в. и. ленина. автор показывает, как особенности тогдашне-го идеологического бытия привели к тому, что эти документы, несмотря на очевидные промахи авторов мистификации, успешно прошли экс-пертизу специалистов и были введены в научный оборот «ленинианы». DOI 10.31754/2409-6105-2019-2-158-171

Ожидаю решения московского ЦА о доступе к личному делу Раменского. РГАСПИ тоже пока молчит ...

А посидеть? : кузены Раменских, которые «не вписались»

Pavel

Помнишь, как бывало брюхом шёл вперёд?



Как я уже писал ранее, юный пономарь Пахомий Раменский, получил весной 1842 года вместе с местом в мологинском причте и девицей Ольгой, в приданное тещу Агафью, своячницу Сашу и двух маленьких шурьев. Если тещу и своячницу достаточно было просто кормить, то мальчикам Синевым – Ване и Васе – следовало дать соответствующее их сословному статусу образование. Оба они вскоре отданы были, как и их покойный отец, в Ржевское духовное училище, где, по принадлежности к причту Преображенского храма, получили фамилию Преображенские, полностью вытесневшую родовое прозвание Синевы.

Далее последовала Тверская семинария, в которой младший – Василий – не задержался, подобно своему зятю, при первой же возможности заняв место пономаря поближе к дому – в селе Городке Семеновом Прасковьинской волости Старицкого уезда с января 1852 г., где ему было суждено прослужить 30 лет и три года. Место не было сопряжено с браком, причётнику, при удачных обстоятельствах, не было нужды жениться до принятия должности. Лишь спустя несколько лет Василий Преображенский женился на дочери дьячка Преображенского храма села Красного соседней Братковской волости Сергея Ивановича Тархова – Любови, младше его шестью годами. В 1885 г., после приходской реформы, уже немолодой пономарь Василий, как и его мологинский зять Пахомий, получин сан дьякона в соседним с Красным селе Ильинское-Ермолаево и именно там в 1901 г. окончил свой жизненный путь.
Collapse )